Для Швеции начинаются свои девяностые


Автор: Редакция

От редакции

 

Предлагаем вниманию читателей "Державного пути" интервью, взятое у русской женщины, живущей в Швеции, о проблемах, возникающей в этой стране из-за всё возрастающего наплыва мигрантов.

 

Вера Браннеруд об уничтожении Швеции мигрантами, бессилии полиции и пропаганде в СМИ

 

Шведы ждут от своего правительства активных действий по наведению порядка, хотя в местной прессе эту тему старательно обходят, сообщает корреспондент Федерального агентства новостей из Стокгольма. А вот простые жители считают опасной ошибкой правительства расселение мигрантов в шведских городах таким образом, что в результате создаются гетто, целые районы, населенные выходцами из стран Африки и Ближнего Востока, неподконтрольные полиции и властям. Таких гетто, где правят законы шариата, в Швеции уже около сотни.

 

 

Возмущение у жителей страны вызывают также непрекращающиеся поджоги машин и криминальные взрывы в городах, падение роста доходов населения, отсутствие эффективной программы интеграции мигрантов в общество. О том, что их опасения не беспочвенны, красноречиво напоминают каменные львы и металлические столбы, установленные теперь повсюду, в том числе на известной улице Стокгольма Дроттнинггатан (Drottninggatan), после теракта 7 апреля 2017 года, когда в центре города грузовик на большой скорости въехал в толпу людей. 

 

 

Уменьшение роста доходов населения, падение уровня образования в школах (в 2019 году в школе Rydén School, находящейся в иммигрантском гетто Rosengård в Мальме, 66,7% выпускников не справились с экзаменами на получение аттестата о среднем образовании), отсутствие рабочих мест для мигрантов, которые в результате становятся обузой для бюджета государства, — все это также вызывает тревогу простых шведов. Чтобы лучше узнать о проблемных вопросах жизни в Швеции, корреспондент ФАН поговорил в Стокгольме с нашей соотечественницей Верой Браннеруд (Vera Brånnerud), которая более шести лет живет в столице страны.

 

— Вера, расскажите о себе и о стране, в которой вы живете.

 

— По призванию я журналист и в Швеции даже возглавляю небольшое СМИ. У нас есть такой сайт — «Русские в Швеции» (www.russians.se). Я веду активную общественную жизнь, помогаю в организации праздников и мероприятий, которые проводит наша диаспора. У нас есть замечательный «Союз русских обществ» в Швеции, у меня своя общественная организация, которая тоже входит в него. Деятельности очень много, вы знаете, что диаспора должна жить языком, культурой, мероприятиями. Иначе жизнь от нас уходит, энергия испаряется.

 

— Чем шведы отличаются от русских?

 

— Есть и внешние, и внутренние отличия. Вы знаете, первое мое впечатление, когда я впервые приехала в Швецию, — я была восхищена, подумала: «Боже мой, атланты существуют». Шведы — безумно красивые люди внешне, а спустя некоторое время поняла, что и внутренне они очень, очень красивые люди. Это очень добрые, по-хорошему наивные люди. Многие говорят, что они закрыты. Нет, мне кажется, они очень открытые люди. Потому что ну кто еще, какая еще страна в мире, какая нация с распростертыми объятиями примет столько людей из разных государств, с разными культурными традициями, с разными религиозными взглядами? Я это вижу только здесь. Шведы, конечно, большие молодцы, и всем есть чему поучиться у них.

 

 

— Европа испытывает кризис, ее атакуют беженцы и мигранты. Есть ли в Швеции такая проблема и в чем она заключается?

 

— Вы сразу поставили вопрос и обозначили, что это уже какая-то проблема. Смотря как к этому относиться. Понятно, что это огромнейший вопрос, который невозможно решить мгновенно, и сейчас мне был задан вопрос, на который нельзя однозначно ответить, хорошо это или плохо. Как об этом судить? Давайте мы начнем с глобальных позиций. Для каждой страны, каждого государя, правительства что самое важное? Каждое государство преследует две цели. Во-первых, это сохранение или увеличение собственной территории, и второй очень важный вопрос — увеличение населения. Давайте посмотрим на Швецию: территорию они сохраняют, расширяться дальше некуда, с этим вопросом все прекрасно. Второй вопрос. Она всегда была стареющей страной. Посмотрите, что происходит в последние годы. Стремительно растет население, растет за счет чего? За счет мигрантов. То есть вторую задачу шведское правительство тоже выполняет. Все прекрасно, население растет, в будущем это вклад в развитие общества, это значит больше рабочей силы, больше налогов.

 

Посмотрите, ведь не просто беженцы сюда приезжают, молодые, в основном мужчины. Тут очень много аспектов, вопросов для дискуссий. Получается, что в крупных масштабах, масштабах государства миграция — это хорошо. Но давайте теперь перейдем на бытовой уровень. А как жить с неуправляемой миграцией? Люди приезжают, им обещают золотые горы, кров, работу, прекрасную жизнь. Но выходит, что их обманывают. Потому что не у всех здесь все так прекрасно складывается. Поэтому мы видим погромы, увеличение уровня преступности. Я не оправдываю мигрантов, потому что закон един для всех и все должны ему следовать. Проблема вот еще в чем. Нужна простая интеграция мигрантов, мы даже не говорим об ассимиляции — хотя бы интеграция. На практике ее нет. Конечно, есть очень много бумаг, программ, пытаются что-то делать, огромные суммы выделяются, но люди не интегрированы в общество абсолютно.

 

 

И Швеция прошла уже эту точку невозврата, когда она была моностраной, это уже страна мигрантов. Нужно полностью менять свою стратегию, концепцию взаимодействия с мигрантами, нужно перестать обещать что-то несбыточное. Необходимо четко говорить, что от них требуется, и работать со своим населением. Мне, честно говоря, иногда очень жалко шведов, этих замечательных, позитивных, добрых людей, которые не понимают, как реагировать на грубость, на рост, колоссальный рост преступности. Ведь они никогда даже двери не запирали, а за последние пять месяцев произошло 14 взрывов. Вы можете себе представить, чтобы у нас в Москве за пять месяцев произошло 14 взрывов? И это не взрывы бытового газа, это криминальные происшествия, все это имеет связь с преступным миром. И нет ни одного подозреваемого, полиция и правительство никак не отчитываются об этом, потому что они либо не могут найти, либо не хотят этого делать. Все знают, что это разборки криминальных кругов. Может быть, правительство и полиция просто развязали им руки и ждут, когда они, я имею в виду преступные сообщества, как-то договорятся или уничтожат друг друга? Я не знаю. Очень часто наши русскоговорящие друзья проводят параллели с Россией 90-х годов. Вот сейчас Швеция проходит этот этап. Чтобы нашим читателям было понятно, что происходит в стране, если кратко, так вот это Россия 90-х.

 

— Получается, что это кризис мультикультурализма? Когда несколько лет назад в Европе была принята стратегия на поддержку массовой миграции из стран, в которых, кстати, Запад и развязал разные войны... Тогда говорилось, что произойдет смешивание наций, культур, мигранты ассимилируются, примут западную культуру и будут жить по законам принявших их государств. Но этого, очевидно, не происходит. Я ездил в известный район Стокгольма Ринкебю, который процентов на 70-80 визуально заселен мигрантами, белого человека там можно встретить крайне редко. И разве это не является проблемой?

 

— Это огромная проблема. Но что произошло? Вместо того чтобы людей интегрировать, их расселили так, что образовались этнические гетто, не надо было так их расселять. Изначально нужно было их интегрировать. А как? Вот прямо просто перемешать их всех. Шведы должны были жить рядом с мигрантами, мигранты рядом со шведами. А произошло территориальное разделение, и это была огромная ошибка. А сейчас, как я уже сказала, точка невозврата пройдена. Та политика, которая была лояльна к мигрантам, уже неприменима. Надо быть немножко жестче, необходимо учитывать культурный код приезжающих мигрантов. Посмотрите, на Востоке доброту часто воспринимают как слабость, ты должен проявить свой характер, тогда тебя зауважают. И когда ты приглашаешь людей жить в свой дом, то должен сначала изучить социальные и культурные коды, чтобы не было столкновений. Я считаю, что это большая ошибка шведского правительства, что оно не учло эти простые, базовые вещи. Кризис, конечно же, есть, но он замалчивается.

 

 

Уровень преступности вырос в результате увеличения количества мигрантов, и, как правило, этот рост имеет этнический характер. Но в Швеции запрещено, нельзя указывать на национальность. Но мы уже все знаем, что если читаем новости в газете и видим имя Юхан, например, шведское имя, то мы понимаем, кто это. А если имя не указано, то все уже понимают, что это какой-то мигрант. Нельзя указывать. Мне лично кажется, что это большая глупость. Почему вы не можете указать? Ведь большинство мигрантов — очень хорошие люди, и они искренне хотят здесь жить и работать. В страну приехало много молодых ребят и женщин, они учат язык. Я не говорю, что все, в процентном соотношении я не могу сказать. Есть мигранты, которые просто садятся государству на шею и постоянно требуют, требуют, требуют. Некоторые совершают преступления, и это очень ужасно. Но большинство мигрантов приехали сюда работать, и они не хотят ни от кого зависеть, жить на социальные пособия, они желают реализовать себя, но у них нет этой возможности. Хотя мне кажется, что будущее именно за этими мигрантами. И знаете, как бывает? Часто эти мигранты поучают других, тех, кто совершают преступления и не хотят работать. Они их мотивируют, помогают или даже в жесткой форме объясняют основные принципы жизни в Европе.

 

— Приезжающие беженцы получают значительные льготы от шведского правительства, пособия, жилье. Между тем молодые шведские семьи вынуждены стоять в очереди на муниципальное жилье по 10-15 лет. Вызывает ли это негатив в обществе?

 

— Конечно, вызывает. Два года назад в Швеции был страшный жилищный кризис, не хватало съемных квартир для молодых ребят, студенческих квартир. Приоритет всегда отдавался молодым людям, которые хотят получить образование. Сейчас кризис пошел на спад, получить студенческую квартиру уже не так сложно, но опять-таки здесь много молодых семей, они работают, они не студенты уже, и для них никаких послаблений нет, они должны стоять в этой очереди. Даже если у тебя есть деньги — просто нет жилья для съема. Стокгольм перенаселен. Правительство стало предпринимать какие-то действия, начали расселять мигрантов на север, в маленькие города, но те не хотят там жить. Во-первых, не учитываются элементарно климатические условия. Люди с Востока, из Африки приезжают в Швецию и расселяются далеко на север. Но это ведь неправильно. Они привыкли высказывать свою точку зрения, иногда даже агрессивно, а шведы абсолютно не приемлют никакой агрессии, это самые бесконфликтные люди, они не знают, как себя вести в таких ситуациях, их этому не научили. В этом обществе никогда не обманывали, не проявляли открыто свою агрессию, поэтому они не понимают, как себя вести. Вот это столкновение и происходит. Мигранты чувствуют, что можно гораздо жестче, а шведы еще больше в себе замыкаются. И государство должно исправить все свои ошибки и навести порядок, но я уже не представляю, как это можно сделать и что будет через 5-10 лет.

 

Мы иногда читаем пугающую аналитику. На данный момент численность населения — около 11 миллионов человек, а через 10 лет будет 23-24 миллиона, представляете? А есть негативные прогнозы, что наступит закат Швеции, что мы уже стоим на этом пути и нам грозит чуть ли не поголовная исламизация. Я не знаю, насколько это все реально, но пока шведы очень-очень далеки от религии. Шведская церковь по всему миру реализует множество благотворительных проектов: и воду проводят, и за права девочек воюют. Все это делается за счет шведов. Они очень легко и с большой охотой дают деньги на благотворительность. При этом шведы не религиозные люди. В стране храмы часто используются для концертов, различных выступлений, и люди не ходят туда как мы, очень-очень маленький процент здесь религиозных, верующих людей, которые ходят на проповеди. В Швеции существует такой механизм: нужно быть официально зарегистрированным в церкви и платить ежегодный налог, около 1% от твоей прибыли в год. Многие начали уходить из церкви, потому что не приемлют некоторые новые моменты, которые стали происходить. Во-первых, призывы снимать кресты, убирать их из помещений храмов, чтобы не оскорблять чувства верующих других религий. Это такая глупость. Естественно, подобные вещи даже неверующего человека, даже атеиста приводят в ярость, зачем такое делать? У нас своя религия, у вас своя.

 

Что еще не нравится многим — это отход от канонов христианства. В Библии прямо указывается гендерная принадлежность Бога, что Господь — это ОН, мужчина, и в проповедях священнослужители так его упоминают. Соответственно, традиционно считается, что священнослужители должны быть мужчинами. Здесь не так. Даже шведскую церковь возглавляет женщина, пастор-женщина. И наша Православная церковь давно официально разорвала все контакты со шведской церковью. Шведы хоть и атеисты, но им не нравятся эти изменения. Пусть открыто они ничего и не говорят, но факты указывают именно на это, люди уходят из церкви. Каждый человек, который покидает ее, уносит свои деньги. Здесь тоже возможен кризис, и, видимо, будет какая-то реформа в шведской церкви. Я думаю, что мы находимся на этапе, когда подготовлена почва для других реформ. Вот вроде все хорошо, с населением все отлично, нас становится много, но что теперь делать с этими людьми? Какие возможности им предоставить. Полагаю, наступило время, когда правительство должно в ближайшие год-два представить какую-то новую программу реформ.

 

— Как вы считаете, шведская пресса замалчивает проблему роста преступности? И почему мигранты жгут машины, почему происходят взрывы?

 

— В СМИ проблема, безусловно, замалчивается. Что такое СМИ? Мы все взрослые люди и знаем, что никаких свободных СМИ не существует, это все рупоры и пропаганда. И на самом деле это нормально. Каждая страна должна отстаивать свои интересы и как-то сообщать о своей политике собственным гражданам и внешнему миру. В Швеции очень много изданий финансируются государством, радио, телевидение живут за счет наших налогов, мы платим пошлину на них. То есть радио и ТВ получают деньги от кого-то, а если ты получаешь чьи-то деньги, то не можешь быть независимым. То же самое происходит и с газетами. Здесь очень мало независимых СМИ, буквально по пальцам можно пересчитать. И в них можно увидеть и прочитать актуальную и верную информацию о той ситуации, которая происходит в стране. А в официальных известных СМИ, которые поддерживаются государством, естественно, никакой критики нет. Второй вопрос: почему мигранты это делают? Ответов тоже может быть очень много. Один из них: знаете, это как дети, они постоянно пробуют границы дозволенного. Дозволено все, никто не знает правил. Попробовали сделать «это», а ничего нам за «это» не будет. Попробовали купить оружие, оказалось, можно купить оружие.

 

 

Попробовали продать или купить наркотики — пожалуйста, в любом ресторане, клубе, все знают эти места по городу. И так в любом шведском городе — почти открыто продают наркотики. Можно продать, можно купить. Попробовали сделать это, а давайте еще попробуем. И ребятам это нравится, это протест такой, такие эмоции. Что такое поджог машин? Это же праздник, это мы собрались все вместе, подожгли, это огонь, весело. Здесь и символов очень много. Но это от безнаказанности. Они знают, что здесь можно сделать все что угодно. Во-первых, не поймать никого, во-вторых, не наказать, это ведь еще следует доказать, а кому это нужно. Они просто пробуют рамки дозволенного, вот и все. Тем более надо же понимать, откуда люди приехали. На их родине все очень строго, все нельзя, везде нельзя. Начиная со школы все контролируется и за все наказания. А тут приезжают в свободную страну и свободу неправильно истолковывают, истолковывают ее как вседозволенность. Это тоже необходимо людям разъяснять. И делают это они почему? Потому что нечего делать. Работы нет, каких-то увлечений активных тоже нет, в социальную и культурную жизнь они не интегрированы, хотя Стокгольм является культурной столицей всей Скандинавии. Люди не находят себя — мне кажется, это от безделья, — и просто пробуют, что дозволено, а что нет.

 

Каждое государство стоит на трех китах: безопасности, образовании и медицине. Если эти три вещи функционируют и работают в обществе хорошо, у граждан уже не будет много претензий к своему правительству. Посмотрите, что происходит в стране. Повально упал уровень образования. Есть даже такая шутка: «Если ты не можешь найти себе работу — иди в школу». А педагог — это же человек, который учит прекрасному, это проводник в общество, он открывает детям мир. Очень много случайных людей в школе, очень много. Уровень образования детей очень низкий, если сравнивать, например, с нашей системой. Но может быть, это и не плохо, потому что у детей не так много стрессов, практически нет домашних заданий. Их задают только с 4-5-го классов, оценки ставят с 6-го класса. Что еще хорошего осталось в системе шведского образования? Это такие базисные вещи. Например, государство до сих пор кормит своих детей, это очень важно. В садиках, школах, гимназиях... до 20 лет страна обеспечивает горячими обедами. Но уже идут разговоры, что это может быть отменено в любой момент, ресурсов не хватает, денег уже нет.

 

Перейдем к медицине. Если еще год назад очереди для получения скорой медицинской помощи составляли от 7 до 20 часов, то есть вот что-то случилось: человек обжегся, попал в аварию, у него перелом, вот такая ситуация, когда нужна скорая медпомощь, — в Швеции такая система, что надо самим ехать в пункты и ждать в очереди. Представляете? У человека боль, а он вынужден ждать 20 часов. Потому что не хватало ресурсов. Что происходит сейчас? Буквально несколько недель назад пресса объявила о том, что будет сокращено только в одном из медицинских учреждений несколько сотен единиц персонала. Это столько профессионалов, медработников останутся без работы, и, соответственно, пациенты будут лишены возможности получить гарантированную помощь. Для взрослого человека она не бесплатная, за каждое посещение мы платим от 200 до 400 крон (от 20 до 40 евро).

 

 

— Мне рассказывали, что, как только сумма достигнет определенного предела, дальше вся помощь бесплатная.

 

— Да, дальше все бесплатно. Существуют довольно большие проблемы с диагностикой. Если у вас серьезная ситуация, например, человек находится в реанимации, то с того света вытащат, но загонят вас туда те же медики либо отсутствие доступа к медицинским услугам. Ну и с безопасностью... очень многие девушки приобретают баллончики, они понимают, что в любой момент на них могут напасть, осознают, что никто их на улице не защитит, полиции там нет, камер нет, прохожие не станут вмешиваться, и они понимают, что их безопасность в их руках. Детей постоянно встречаем и провожаем, и нет чувства безопасности, оно уже потеряно. Я повторюсь, но многие уже говорят, что это Россия 90-х. Мы надеемся и верим, что что-то произойдет и наведут наконец порядок и в обществе опять станет безопасно.

 

— Я брал интервью у Стины Хольмгрен (Stina Holmgren), научного сотрудника Совета по предупреждению преступности (Brottsforebyggande rådet). Она утверждает, что уровень убийств в Швеции вырос незначительно, а большинство преступлений совершают шведы, а не мигранты, что из числа мигрантов преступления совершают около 5%, а остальные законопослушны. По статистике выходит, что в стране все нормально. Получается парадокс?

 

— Я вам просто советую читать те несколько независимых СМИ, которые есть в Швеции. То, что предоставляет нам официальная статистика, я оставлю без комментариев. Мы здесь живем, все видим, мы это знаем. В каждом районе есть такие мини-группировки, так называемые «смотрящие» за районом. Мы говорим не про центр города, возможно, тут такого нет, а так во всех районах это есть, и в моем тоже, хотя это благополучный район. Все они всегда тусуются около станций метро. Они взяли на себя функцию защитников от мигрантов и как бы наводят порядок. Могут по голове настучать, если кто-то что-то не так делает. Но это тоже плохо, когда функцию полиции берут на себя другие люди. Следующий шаг какой? Самосуд? Проблем, конечно, много. Это ведь тоже частная инициатива людей — как-то помогать, но она ярко характеризует ситуацию в стране. Люди понимают, что тут растут их дети.

 

Нужно разграничивать миграцию. Есть мигранты, которые действительно хотят интегрироваться и жить здесь, но не забывая о своих традициях, о своей культуре. В этом плане надо отдать должное шведам, они поддерживают культуру тех людей, которые сюда приехали, — традиции, язык, который является основой любой культуры. Нашим детям предоставляется право на изучение родного языка, один час в неделю у каждого ребенка из числа мигрантов и даже ребенка, который родился в Швеции, но имеет мигрантские корни, есть право и возможность для изучения родного языка.

 

 

— Я в Швеции с удивлением узнал, что шведы очень настороженно относятся к России и к русским. Что вы думаете об этом?

 

— Последняя война с Россией была почти 300 лет назад. Это фольклор. Вот у нас есть фольклорное выражение «бабайка придет, бабайка тебя заберет». А в шведском фольклоре есть выражение «русский придет». Во-первых, это уже в крови, в фольклоре, столетиями. Во-вторых, для каждого государства важно создать образ внешнего врага, чтобы отвлекать от своих внутренних проблем, и традиционно для шведов внешний враг выступает в лице РФ. Если вы посмотрите любые газеты, даже английские, немецкие газеты времен царской России, и карикатуры — все то же самое, риторика та же: Россия — агрессор, царь хочет завоевать Европу, от агрессии РФ не знаем куда деваться, одно и то же. Посылы, месседжи не изменились. Для меня ничего нового в этом нет. Но люди верят во все это.

 

Несколько лет назад искали русскую подводную лодку, шпионов, а потом, когда все выяснилось, оказалось, что события не имеют никакого отношения к России. Но никто не извинился, а у людей в голове все это отложилось. Что мы тут делаем в ответ? Мы проводим работу непосредственно с людьми, со шведами. Меня часто спрашивают: «Как ты относишься к [президенту России Владимиру] Путину, как ты относишься к [руководителю СССР Иосифу] Сталину?» Я начинаю рассказывать о стране, что не так все мрачно, как здесь преподносят, предлагаю посетить Россию и лично убедиться. Хотя уровень русофобии все-таки довольно высок, но все удается переломить, когда лично общаешься с человеком.

 

Кроме того, любая проблема имеет экономическую основу. Несколько лет назад была настоящая истерия по поводу Путина, каждая газета выходила с его фотографией и каким-нибудь кричащим заголовком на главной странице. Для чего? Как только падает тираж, что нужно сделать? Нужно поместить фотографию Путина на первую страницу газеты. Все, раскупается мгновенно, а там какой-нибудь незначительный материал. Все очень просто, все всегда крутится вокруг денег.

 

Игорь Петрашевич специально для ФАН; Стокгольм


Всего просмотров: 409

Оставлено комментариев: 0

Понравилось: 4

Комментарии:

Еще не оставлено ни одного комментария.

Заполните форму и нажмите кнопку "Оставить комментарий"
Комментарий будет размещен на сайте
после прохождения модерации.



Последнии публикации

Автор: Редакция
21 сентября 2020 г.

Окажите помощь семье погибшего о.Александра Шумского!

Дорогие отцы, братья и сестры!

Просим Вас оказать посильную помощь семье о.Александра.

Сделать пожертвование и оказать помощь семье отца Александра можно, перечислив любую сумму на карту Сбер...

Автор: Редакция
16 сентября 2020 г.

Печальная новость

Сегодня, 16.09.20, трагически погиб о.Александр Шумский.

Просим всех молиться об упокоении новопреставленного иерея Александра.

Редакция.

Сделать пожертвование и оказать помощь семье отца ...

Автор: Александр Шумский
18 августа 2020 г.

Не превратится ли «ковидизм» в новую российскую идеологию?

     Россия – страна идеократическая. Она не может жить и развиваться без идеологии. Это Швейцарии с Голландией идеология не нужна, а нам без неё – никак. В пору Московск...

Автор: Редакция
16 августа 2020 г.

Цитаты из выступления Лукашенко на митинге в его поддержку

Сегодня в Минске прошёл митинг в поддержку Александра Лукашенко. Публикуем некоторые цитаты из его выступления:

 

"Спасибо вам, минчане, что вы четверть века терпите меня, человека,...

Автор: Редакция
15 августа 2020 г.

РАЗЪЯСНЕНИЕ ПРЕСС-СЛУЖБЫ БЕЛОРУССКОЙ ПРАВОСЛАВНОЙ ЦЕРКВИ

Распространяемые некоторыми СМИ и недобросовестными блогерами слухи о том, что митрополит Минский и Заславский Павел, Патриарший Экзарх всея Беларуси, отозвал свое поздравление Александру Григорьев...

закрыть
закрыть