Как учили христиан отцы Церкви вести себя во время эпидемий


Автор: священник Сергий Карамышев

photo

Весьма странным в ходе нынешней объявленной ВОЗ пандемии является тот факт, что мы очень внимательно прислушиваемся к рекомендациям медиков и предписаниям властей, при этом с большой неохотой обращаясь к сокровищнице церковной мудрости. Может создаться впечатление, будто нынешняя эпидемия чуть ли не первая во всей истории человечества. Восполним же этот пробел и обратимся к отцам Церкви за вразумлением и ободрением.

 

Священномученик Киприан Карфагенский, живший в III веке, во время эпидемии чумы, которая разразилась тотчас, едва утихло жесточайшее гонение против христиан со стороны императора Деция, когда, следовательно, Церковь Христова блистала мужеством исповедничества и мученичества, написал книгу «О смертности». Приведем здесь кое-что из неё:

 

- …возлюбленнейшие братья, близ есть Царствие Божие: с прохождением мира настанет уже награда жизни, радость вечного спасения, всегдашняя безопасность и обладание раем, некогда утраченное; земное сменяется уже небесным, малое великим, временное вечным. Какое же тут место тоске и беспокойству? Кто при этом будет тревожиться и печалиться, как не тот, у кого недостает надежды и веры? Бояться смерти может только тот, кто не хочет идти ко Христу; а не хотеть идти ко Христу свойственно только тому, кто не верит, что он начнет царствовать со Христом.

 

...Правда, некоторых смущает то, что нынешняя болезненная язва поражает наших наравне с язычниками: как будто христианин для того только и уверовал, чтобы бедствия не прикасались к нему, и он, при наслаждении мирским временным счастием, свободный от всяких зол, сохранен был для будущей радости! Смущает некоторых то, что нынешняя смертность есть общая для нас с другими…  Доколе мы находимся здесь, в мире, дотоле мы связаны с родом человеческим одинаковостию плоти, а отделяемся духом. И потому пока это тленное не облечется в нетление и это смертное не облечется в бессмертие (1Кор. 15, 53); пока Христос не приведет нас к Богу Отцу: до тех пор все немощи плоти будут для нас общи со всем родом человеческим.

 

Мы, нынешние христиане, увы, ведем себя в ходе не особо и опасной для жизни эпидемии (если сравнить ее с той же чумой, поразившей Африку в III веке) часто очень  малодушно и боязливо. Поэтому не худо бы нам внять тому человеку, что с великим дерзновением отдал за Христа свою жизнь, прежде ободрив и наставив на подвиг самоотвержения тысячи людей:

 

…В этом-то и состоит различие между нами и людьми, не ведущими Бога, что они в злоключениях жалуются и ропщут, а нас, напротив, бедствия не отклоняют от истинной веры и добродетели, но еще более укрепляют в них. То, что расслабление желудка отнимает у нас телесные силы, что жар изнутри, перешедший в гортанные язвы, растравляет их, что непрерывная рвота потрясает внутренность, прилив крови делает воспаление в глазах, что у некоторых отсекаются руки и другие члены вследствие заразительного гниения, что от расслабления тела происходит дрожание в ногах, заграждается слух, повреждается зрение: все это способствует преспеянию веры. И какое бесстрашие – всеми силами несокрушимого духа мужественно противостоять всем таковым напорам лишений и смерти! Какая высота – стоять прямо среди развалин рода человеческого и не преклоняться долу вместе с теми, кои не имеют никакой надежды на Бога! Почему надлежит радоваться и дорого ценить дар настоящего времени, в которое мы можем выказать крепость нашей веры, перенесши тяготу его, прийти ко Христу тесным путем Христовым и затем на суде Его получить награду жизни и веры.

 

Смерти должен бояться только тот, кто, не будучи возрожден водою и духом, готовит себя в жертву пламени геенскому, – кто не огражден крестом и страданием Христовым, – кто чрез смерть первую препровождается ко второй. Смерти должен бояться тот, кто, по исходе из сего мира, будет вечно мучиться и для кого продолжение пребывания здесь служит только временною отсрочкою страдания и стенаний. Во время настоящей смертности многие из наших умирают, то есть многие из наших вземлются от сего мира. Но эта смертность, служащая пагубою Иудеям, язычникам и прочим врагам Христовым, для рабов Божиих есть спасительное исшествие из мира. Из того, что без всякого различия, вместе с людьми неправедными, умирают и праведные, никак не должно заключать, будто один конец и добрым и злым. Нет, праведные призываются к радости, а нечестивые к мученьям; рабам верным определяется скорая награда, а вероломным наказание.

 

Как трудолюбивый делатель виноградника Христова священномученик Киприан стремился извлечь духовную пользу из любых жизненных перипетий. И в высокой смертности он видит путь к славе Церкви Христовой, которая, преодолевая мужественно одно искушение за другим, готовится принять тем более блистательные венцы. Увы, но мы, нынешние христиане, чаще мыслим совсем об ином. Вслушаемся же в слова мудрого архипастыря:

 

- …если бы эта смертность и не произвела ничего подобного, то она весьма много принесла пользы христианам и рабам Божиим уже тем, что мы охотно стали желать мученичества, научившись не бояться смерти. Так, это бедствие служит для нас упражнением, а не погибелью. Оно украшает дух славою мужества, научая презирать смерть, уготовляет нам венцы.

 

Нужно помнить, что мы обязаны исполнять волю не свою, а Божию, – о чем Господь и повелел нам молиться ежедневно. Сколь же безрассудно и нечестиво поступаем мы, когда, прося Бога, да будет воля Его, мы, в то время, как Он зовет и требует к Себе, не повинуемся тотчас требованию Его воли! Мы упорствуем, сопротивляемся, и приводимся пред лице Господа подобно своенравным рабам, с сетованием и досадою оставляем этот мир по закону необходимости, а не добровольно, и при этом хотим еще получить небесные награды от Того, к Кому приходим по принуждению! Зачем же нам просить и молить, да приидет Царство Небесное, когда нам приятен земной плен? Зачем, в часто повторяемых молитвах, мы просим о скором наступлении дня Царства, когда сильнее и пламеннее желаем работать здесь на земле диаволу, нежели царствовать на небе со Христом?

 

После этих духоподъемных слов обратимся к архипастырю, жившему в VI-VII веках – святителю Григорию Двоеслову, папе Римскому. В своей «Речи к народу о смертности», произнесенной во время эпидемии, он говорил так:

 

 

- Дома остаются запустелыми, на похороны детей смотрят родители, а их наследники впереди их идут к погибели. Итак, всякий из нас должен прибегнуть к слезам покаяния, когда имеем время плакать прежде поражения.

 

Какие же средства предлагает этот бодрый наставник покаяния? Он призывает бороться в первую очередь с причиной бедствий – то есть с грехом, что живет в  душе каждого. И уже потом - со следствием, то есть с телесной болезнью. В качестве одного из действенных способов прекращения поветрия архипастырь предлагает общегородской покаянный Крестный ход:

 

- …Итак, при висящем мече столь великого гнева мы станем на непрестанные молитвы. Ибо то несчастье, которое обыкновенно бывает людям неприятно, благоугодно на суде Истины; потому что любвеобильный и милосердый Бог хочет, чтобы у Него молитвами вытребовали прощение мы, на которых Он не хочет гневаться столько, сколько мы заслуживаем. Поэтому-то через Псалмопевца и говорит: «призови Мя в день скорби твоея́, и изму тя, и прославиши Мя» (Пс.49:15). Следовательно, Сам о Себе свидетельствует, что Сам желает быть милосердым к призывающим Тот, Кто увещевает к призыванию Себя. Поэтому, возлюбленнейшая братия, завтрашний день, с сокрушенным сердцем и решимостью на исправление, мы идем на самом рассвете с четвертым крестным ходом на семиобразную литию, по означенному ниже разделению, с благоговением и со слезами. Никто из вас не должен выходить на поля для земных дел, никто не должен решаться на исправление какой-либо должности, поскольку, сходясь к Церкви Святой Родительницы Господа, мы, которые все вместе согрешили, все вместе будем оплакивать содеянные нами беззакония, дабы Праведный Судия, думая о наказании нас за преступления наши, Сам удержался от определения предположенного наказания. Ход клириков начнется от Церкви Св. Иоанна Крестителя; ход мужчин от Церкви Св. Мученика Маркеллла; ход монахов – от Церкви Мучеников Иоанна и Павла; ход девиц – от Церкви Св. Мучеников Космы и Дамиана; ход замужних женщин – от Церкви Св. Первомученика Стефана; ход вдовиц – от Церкви Св. Мученика Виталия; ход бедных и младенцев – от Церкви Св. Мученицы Цицилии. 

 

Обратимся теперь за наставлением к нашему русскому проповеднику, который жил в сравнительно недалекое от  нас время – в XIX веке – настоятелю Спасо-Преображенского собора города Рыбинска протоиерею Родиону Путятину. В 1848 году на Россию обрушилась эпидемия холеры. Когда моровое поветрие только подходило к Рыбинску, отец Родион призывал своих прихожан к покаянной молитве такими словами:

 

 

- Мы собрались в церковь Божью совершить Богу молебствие об избавлении нас от губительного поветрия и смертоносной заразы.

 

А что, если Бог уже положил наказать нас за наши грехи губительным поветрием и смертельною заразою? Ничего; если и положил наказать, то отложит, когда мы помолимся Ему. Бог неизреченно человеколюбив и благопременителен. По молитве нашей, для нашего блага, для нашего счастья, для нашего спасения Он останавливает смертоносную заразу, за наши грехи распространяющуюся, и запрещает дуть губительным ветрам, нашими беззакониями возбужденным.

 

Советуя жителям города слушаться предписаний врачей, служитель Божий призывал всё упование возложить на Господа Иисуса Христа. Когда поветрие миновало, тот же проповедник произнес слово «По случаю благодарственного Господу молебствия о прекращении в Рыбинске холеры в 1848 году». Мы помещаем здесь это слово полностью, поскольку оно представляет собою единый благодарный, льющийся из глубины сердца русского пастыря, вздох перед Господом Иисусом Христом.

 

- Страшное было у нас нынешнее лето! В продолжение почти четырех месяцев всякий из нас должен был непрестанно бояться, чтобы не умереть от эпидемической болезни, потому что от нее всякие заболевали: и старые, и молодые, и слабые, и сильные, и из заболевавших редкие не умирали. Ужасное было у нас нынешнее лето! Город наш был больницею, и пристань рыбинская была пристанищем больных из разных мест России.

 

А помните ли, слушатели, куда мы тогда убегали от страха и боязни? — Конечно, помните, — в церковь Божью. И как мы были здесь покойны! Здесь мы и умирать не боялись; здесь мы и думать забывали, что у нас болезнь в городе; здесь мы и на мертвых смотрели покойно, потому что смотрели на них, как на живых. В храме Бога живого все живо,— и умершие живы, и отсутствующие присущи здесь; здесь все те во Христе с нами, о ком мы молимся, кого мы поминаем. И потому здесь мы ни за себя, ни за других не боялись. Здесь ведь мы все под особенною защитою и покровительством Бога всемогущего, потому, что в Его доме.

 

Помните ли, кто тогда везде являлся с утешением к больным, с напутствием к умирающим? — Конечно, и это помните: святая Церковь Православная, в лице своих служителей. И сколько отрады всем доставляли ее божественные утешения! Больные забывали свои нестерпимые боли, умирающие покойно смотрели, при этих утешениях, на смерть свою неизбежную. “Как я рад, что ты пришел, что ты поспешил ко мне! Сам Господь послал тебя ко мне! О, я никогда не забуду тебя! Я вечно буду молиться о тебе!”. Так нередко радовались больные, к которым приходили с напутствием служители Церкви; так нередко мы имели радость слышать и видеть, как напутствуемые нами отходили в вечность с молитвою и о нас, недостойных служителях Церкви!

 

Помните ли, кто со всею готовностью прибегал тогда к больным, от которых и близкие с боязнию убегали? Помните ли, кто с материнской любовию лицом к лицу беседовал со страждущими, на которых другие без страха и издали взглянуть не смели? — Не подумайте, что, напоминая вам об этом, я хочу похвалиться пред вами деятельностью и неустрашимостью нашею. Ведь это не мы сами делали, а наша святая Церковь действовала в нас и через нас; она нас к больным посылала, она нас и воодушевляла, подкрепляла, хранила, спасала; если бы не она, мы, кажется, первые от страха убежали бы куда-нибудь, или умерли бы от трудов непрестанных. Ведь мы, в собственном смысле, ни днем, ни ночью не знали покоя от треб непрерывных, особенно в первые два месяца. Да, мы теперь сами дивимся, как у нас доставало тогда сил и духу являться ко всем больным, во всякое время и во всяком месте, — дивимся и благословляем Святую Церковь, благословлявшую и укреплявшую, посылавшую и хранившую нас. По чувству любви к жизни, мы тоже боялись, чтобы не умереть от болезни; но по духу нашей Церкви, мы еще больше боялись, чтобы кто из больных не умер без святого напутствия; и страх собственной смерти проходил у нас сам собою от боязни нашей за спасение других.

 

Теперь болезнь прошла, мы остались живы. Кто же с нами радуется, кто благодарит Бога с нами за сохранение нас от смерти, кто на всю вселенную исповедует Его, Благодетеля нашего? Все она же матерь, наша Святая Церковь, непрестанно молившаяся о прекращении болезни.

 

Такова истинная Церковь: в нужде всякому помогает, за всякого молится; в радости со всеми радуется, всех благодарит. Она всегда любвеобильна, как любвеобилен её Бог. Она не была бы преисполнена благодати, если бы не преизобиловала любовию. Да, в той церкви нет благодати Божьей, которая не имеет любви ко всем. Где нет огня любви христианской, там нет и теплоты Духа Святого.

 

 Не забывайте же, слушатели, чем была для всех в нынешнее лето наша Святая Церковь, и помните, что она, как Церковь благодатная, всегда о том только и заботится, как бы всякого утешить, успокоить, спасти, обрадовать; и действительно, утешает и успокаивает, спасает и радует всякого приходящего и обращающегося к ней, ибо таково свойство и такова сила благодати Христовой, всегда в ней пребывающей. Аминь.

 

Итак, смертносные поветрия постоянно были посылаемы Господом для вразумления, для исправления человеческого рода. Нынешнее не является исключением. В этом плане ничего не изменилось. Изменилось отношение христиан к Божию наказанию и, увы, не в лучшую сторону. На место живой веры и надежды силится встать уныние и озлобление. Точно забыли мы слова пророческие: «Наказания Господня, сын мой, не отвергай, и не тяготись обличением Его; ибо кого любит Господь, того наказывает и благоволит к тому, как отец к сыну своему». (Притч. 3, 11-12). Поэтому будем в постигшее нас смутное время (которое стало смутным не по причине эпидемии, а по причине нехристианского к ней отношения) обращаться к сокровищнице мудрости нашей матери Православной Церкви!

 

Священник Сергий Кармамышев


Всего просмотров: 565

Оставлено комментариев: 0

Понравилось: 8

Комментарии:

Еще не оставлено ни одного комментария.

Заполните форму и нажмите кнопку "Оставить комментарий"
Комментарий будет размещен на сайте
после прохождения модерации.



Последнии публикации

Автор: Редакция
21 сентября 2020 г.

Окажите помощь семье погибшего о.Александра Шумского!

Дорогие отцы, братья и сестры!

Просим Вас оказать посильную помощь семье о.Александра.

Сделать пожертвование и оказать помощь семье отца Александра можно, перечислив любую сумму на карту Сбер...

Автор: Редакция
16 сентября 2020 г.

Печальная новость

Сегодня, 16.09.20, трагически погиб о.Александр Шумский.

Просим всех молиться об упокоении новопреставленного иерея Александра.

Редакция.

Сделать пожертвование и оказать помощь семье отца ...

Автор: Александр Шумский
18 августа 2020 г.

Не превратится ли «ковидизм» в новую российскую идеологию?

     Россия – страна идеократическая. Она не может жить и развиваться без идеологии. Это Швейцарии с Голландией идеология не нужна, а нам без неё – никак. В пору Московск...

Автор: Редакция
16 августа 2020 г.

Цитаты из выступления Лукашенко на митинге в его поддержку

Сегодня в Минске прошёл митинг в поддержку Александра Лукашенко. Публикуем некоторые цитаты из его выступления:

 

"Спасибо вам, минчане, что вы четверть века терпите меня, человека,...

Автор: Редакция
15 августа 2020 г.

РАЗЪЯСНЕНИЕ ПРЕСС-СЛУЖБЫ БЕЛОРУССКОЙ ПРАВОСЛАВНОЙ ЦЕРКВИ

Распространяемые некоторыми СМИ и недобросовестными блогерами слухи о том, что митрополит Минский и Заславский Павел, Патриарший Экзарх всея Беларуси, отозвал свое поздравление Александру Григорьев...

закрыть
закрыть