Храм Смоленской иконы Божией Матери на Юршинском острове (очерк, сокращенная версия)


Автор: священник Сергий Карамышев

photo

От редакции. Представленный ниже исторический очерк священника Сергия Карамышева интересен не только в качестве краеведческого исселдования, но и как срез русской истории в отдельных событиях и судьбах через взгляд из провинции.

 

1. Предыстория

 

Этот храм был выстроен из кирпича взамен обветшавшего деревянного в селе Юршине Нижне-Никульской волости Рыбинского уезда Ярославской губернии в 1792 году. Он стал еще одним украшением высокого правого берега Волги при впадении в нее реки Юги. Теперь истоки этой реки, а точнее – двух речек с одним названием, но разными определениями (Черной Юги и Белой Юги), теряются на заболоченном южном берегу Рыбинского водохранилища.

 

3 июня 1615 года на место слияния Черной и Белой Юги пришел из Псково-Печерского монастыря схимонах Дорофей, уроженец села Нижне-Никульского, с чудотворным списком Смоленской иконы Божией Матери (Одигитрии, или Путеводительницы), который с тех пор и получил наименование Югской. Старец остался при слиянии двух одноименных речек по особому откровению Царицы Небесной, Которая предрекла, что со временем здесь будет славная обитель в честь и славу Ее возлюбленного Сына Господа нашего Иисуса Христа. Себя схимонах Дорофей почитал лишь хранителем святыни.

 

 

Преподобный Дорофей перед чудотворной иконой, стоящей на ветвях

 

5 июня 1622 года старец Дорофей упокоился от своих земных трудов. Согласно воле почившего, он был погребен подле часовни, где пребывала святыня. Естественно, священнослужители села Нижне-Никульского озаботились судьбой чудотворной иконы, опасаясь оставить ее в часовне без всякого попечения. Отслужив молебен, они взяли икону и с подобающей честью понесли ее крестным ходом в свой храм, находившийся на правом берегу Волги в семи верстах от часовни.

 

Икона была поставлена в храме, где ей было отведено особое место. Однако утром святыни не оказалось. Все были в недоумении, потому что храм был заперт, и никаких следов проникновения в него не наблюдалось. Тогда некоторые из прихожан решили отправиться в часовню преподобного Дорофея. К их удивлению, икона оказалась на своем прежнем месте.

 

Тогда прибывшие священнослужители вновь отслужили молебен, вновь составили крестный ход и вновь перенесли икону в свой храм. На следующее утро все повторилось в точности с предыдущим днем. С одной, правда, разницей: перед иконой горела восковая свеча, что особенно поразило пришедших к святыне. В те времена, когда Россия совершенно обнищала вследствие Смуты, свечи в сельской местности были великой редкостью – богослужения совершались при свете лучины.

 

Отслужили молебен в часовне на Юге в третий раз. Попытались взять чудотворный образ в руки, но не смогли – икона точно приросла к своему месту. Тогда вспомнили рассказ старца Дорофея, поставившего 3 июня 1615 года икону на сучья сосны, о том, что он не смог снять ее с дерева и пребывал в недоумении, пока после усердной молитвы не сподобился явления Богоматери, не позволявшей уносить Ее образ с берегов Юги.

 

Дали знать о случившемся Ростовскому митрополиту Варлааму. Тот, в свою очередь, - Патриарху Филарету и Царю Михаилу. Отец с державным сыном приняли общее решение учредить на Юге монастырь и сделали все для его обустройства необходимое. Между прочим, Царь предложил выкупить земли по берегам Юги у дворян Дмитрия Погожева и Ореста Глебова, чтобы передать их монастырю. Но владельцы земель сами охотно пожертвовали их на богоугодное дело. Митрополит же Варлаам отправил сюда иеромонаха с иноком, с чего и началось существование обители.

 

 

Погружение под воду в месте затопленной Югской Дорофеевой пустыни, февраль 2018

 

Кратко описав историю основания ныне затопленной Рыбинским водохранилищем Югской Дорофеевой общежительной пустыни, мы не уклонились от темы данного очерка, потому что храм во имя Смоленской иконы Божией Матери, стоявший при впадении Юги в Волгу, остался ближайшим к погибшему монастырю. Знаменательно и то, что он посвящен Божией Матери Одигитрии.

 

Остров, получивший название от села Юршина, является осколком утраченной нами части Святой Руси. Монастырь был рядом с юго-западным мысом, точнее даже каменистой косой, Юршинского острова, а село Нижне-Никульское – рядом с его такой же северо-восточной каменистой косой. Таким образом, все передвижения крестоходцев 1622 года происходили на оставшейся после затопления территории. Сия земля освящена шествием Царицы Небесной. И в этом видится залог благой будущности острова.

 

2. Село Юршино и его владельцы дворяне Глебовы

 

В 2004 году в Рыбинске вышла в свет брошюра Г.Б. Михайловой «Усадьба Юршино и ее владельческая история в конце XVIII –начале XX в.в.». Здесь о селе Юршине сказано, что до 1777 года, до присвоения Императрицей Екатериной Великой Рыбной слободе статуса города, оно входило в состав Моложского стана Угличского уезда. К указанному году его население составляло всего 19 крестьянских душ. Владельцем села был поручик в отставке Илларион Иванович Глебов. В нашем повествовании уже упомянут дворянин Орест Глебов, пожертвовавший землю для устроения Югского монастыря. Вполне возможно, что у него остались земли по соседству. И, возможно, Илларион Иванович является его прямым потомком, получившим означенные земли по наследству.

 

Процитируем брошюру Г.Б. Михайловой:

- Отец Лариона Ивановича полковник Иван Павлович Глебов и один из его сыновей, брат Лариона Ивановича, генерал-поручик Николай Иванович Глебов являлись землевладельцами Моложского стана Угличского уезда. Достойно упоминания, что Ларион Иванович «при открытии в Рыбинске присутственных мест был избран благородным дворянством в дворянские заседатели Рыбинского уездного суда. Потомство последнего, Н.И. Глебова, прослеживается до начала ХХ в…

 

Осенью 1786 года Л.И. Глебов обратился в Рыбинский уездный суд с прошением о разрешении на ссуду в Государственном заемном банке под залог своего имения, «состоящего Рыбинской округи в селах Юршине, Нижне-Никульском, деревнях Антонове, Липнягах, Обухове, Быкове мужеска пола двухсот пятидесяти душ…

 

Автор брошюры справедливо отмечает: коль скоро Юршино именовалось селом, стало быть, оно располагало храмом, по всей видимости, деревянным. Все перечисленные здесь населенные пункты, кроме села Нижне-Никульского, расположены теперь на Юршинском острове.

 

Известный в Рыбинске и за его пределами краевед Александр Васильевич Михайлов в книге «Церкви Рыбинского уезда» пишет:

В декабре 1777 года угличский помещик Илларион Иванович Глебов посылает архиепископу Ростовскому и Ярославскому Самуилу прошение, в котором сообщает, что проживает он с семейством в приходе села Нижне-Никульского церкви Всемилостивого Спаса в сельце Юршине, отстоящем от того села в пяти верстах. Расстояние это, хотя и небольшое, - но, по его мнению, в вешнее время река Волга, сильно разливаясь, препятствует посещению их приходской церкви, особенно в случае болезни, «а особливо для жены моей», часто болеющей. Поэтому и просит он дать благословение устроить «в помянутом сельце Юршине домовую церковь во имя Пресвятой Богородицы Смоленской»… Уже 4 января последовало благословение владыки на устройство церкви под присмотром настоятеля Югской Дорофеевой пустыни и эконома архиерейского дома иеромонаха Илариона. Им же новая деревянная церковь Смоленской иконы Божией Матери, выстроенная «особливо от покоев с западной стороны в саду» была освящена в декабре 1778 года. Для исправления богослужений в ней был назначен иеромонах Югской Дорофеевой пустыни Порфирий. (Михайлов А.В. Церкви Рыбинского уезда. Рыбинск, 2016).

 

Дополним сведения о дворянах Глебовых по брошюре Г.Б. Михайловой:

Л.И. Глебов скончался 14 июня 1789 года, видимо, еще нестарым человеком: его младшему сыну в 1789 г. исполнился всего лишь год. Правда, даты рождения детей Лариона Ивановича можно определить только косвенным путем: по записям в исповедальных ведомостях. Старшей была дочь Надежда, родившаяся, вероятно, в 1768 г., затем шли дочери Анна (1771 г.р.?), Мария (1772 г.р.?), Александра (1773 г.р.?) и сыновья Петр (1775 г.р.) и Иван (1788 г.р.?). В 1804 г. недвижимое имение Л.И. Глебова, в том числе, и усадьба Юршино, было разделено «полюбовно» между его сыновьями Иваном и Петром. Интересно, что в раздельном акте упоминается и «состоящий в селе Юршине каменный дом». Значит, дом в усадьбе был построен до 1804 г.

 

 

Усадьба Большое Юршино в современном состоянии

 

А.В. Михайлов продолжает:

Этот первый деревянный храм (с учетом замечания Г.Б. Михайловой данное утверждение вызывает сомнения – С.К.) в сельце Юршине просуществовал до 1789 года, когда закончил свою земную жизнь его строитель и владелец имения Илларион Иванович Глебов. В этом же году по прошению его сыновей надворного советника Петра Илларионовича и коллежского асессора Ивана Илларионовича Глебовых было получено благословение строить в их сельце Юршине каменную церковь в честь Смоленской иконы Божией Матери взамен обветшавшей деревянной. В 1792 году новая церковь была выстроена и освящена.

 

Это был небольшой приусадебный храм без приделов, выстроенный по типу «восьмерик на четверике» с невысокой каменной колокольней. Он значился в числе ружных бесприходных, и его причт содержался до 1812 года за счет строителей дворян Глебовых. Для содержания священника выдавалось (вероятно, в год – С.К.) 130 рублей денег, девятисаженный стог сена и яровой соломы для двух или трех коров, «в посев два четверика семени льняного со всею обработкою», для жительства дом и для отопления дрова. Дьячку выдавалось 75 рублей деньгами, 4 воза сена, яровой соломы с мякинами на одну корову и дом для жительства, и дрова для отопления. Пономарю полагалось 6 рублей деньгами и 6 четвертей хлеба в год.

 

Дабы не оставить без внимания дальнейшую судьбу семейства Глебовых, вновь обратимся к брошюре Г.Б. Михайловой:

Иван Илларионович Глебов прожил очень недолгую жизнь: скончался в родной усадьбе 16 августа 1821 г. от горячки в возрасте 34-х лет, и был похоронен на кладбище при церкви села Нижне-Никульского. К концу жизни он имел чин коллежского асессора и был кавалером орденов св. Владимира 4 ст. и св. Анны 3 ст. В 1818-20 г.г. он исполнял должность Рыбинского уездного предводителя дворянства. Женат И. Илл. Глебов не был и потомства не оставил.

 

Старший сын Иллариона Ивановича Глебова Петр «вступил» в военную службу 3 февраля 1792 г. сержантом в лейб-гвардии Преображенский полк, но через два года, в 1794 г., был уже отставлен к «статским делам», служил во Владимирской губернии и окончательно вышел в отставку от военных и статских дел в 1801 г. с чином коллежского асессора. В 1806 г. при создании в Ярославской губернии милиции для отражения предполагаемого нападения Наполеона на Россию Петр Илларионович Глебов был избран пятисотенным начальником, а при расформировании этого ополчения он получил памятную золотую медаль на орденской владимирской ленте и чин надворного советника. Служил Петр Илларионович в своем уезде и по дворянским выборам: в 1805-06 г.г. избирался депутатом дворянства от Рыбинского уезда, в 1812-15 г.г. – предводителем дворянства Рыбинского уезда.

 

С января 1811 г. П.И. Глебов был женат на вдове мологского купца Екатерине Яковлевне Казаниной, но детей от этого брака не имел. 25 августа 1826 г. надворный советник П. Илл. Глебов скончался в Юршине от «водяной» болезни и был похоронен на родовом кладбище при церкви села Нижне-Никульского. В 1843 г. его вдова Екатерина Яковлевна Глебова, имея весьма преклонный возраст (более 70 лет) пожелала поступить в число послушниц Александровского Успенского девичьего монастыря Владимирской епархии. Еще раньше, в январе 1833 г., вдова продала своим незамужним золовкам Надежде, Анне и Александре Глебовым все недвижимое имение в Юршине, что осталось ей от мужа, за 10 тыс. рублей. Из текста купчей видно, что в Юршине у Глебовых были две усадьбы, располагавшиеся вблизи друг от друга: одна в селе, с двухэтажным каменным домом, и рядом другая – в сельце Юршине с деревянным барским домом. Таким образом, три дочери Илл. И. Глебова – Мария Илларионовна умерла 8 сентября 1809 г. от чахотки в возрасте 39-ти лет – становятся хозяйками Юршина. Но вскоре, в июне 1833 г., скончалась в возрасте 62-х лет Анна Илларионовна Глебова. После этого владения в Юршине были разделены между Надежной и Александрой Глебовыми. Усадьба в селе Юршине перешла в собственность Александре Илларионовне, а сельцо Юршино досталось… Надежде.

 

3. Описание храма Смоленской иконы Божией Матери

 

Вновь предоставим слово А.В. Михайлову:

В 1812 году из-за недостаточности руги для пономаря, отсутствия при церкви земли и по нежеланию содержателей Глебовых внести в пользу причта банковский капитал в размере 6000 рублей (вероятно, церковнослужители, не получая содержания, предложили это входившее тогда в употребление средство, чтобы обезопасить себя на будущее и получать стабильное финансирование от процентов с банковского капитала), резолюцией архиепископа Антония был упразднен причт, а храм приписан к церкви села Нижне-Никульского.

 

В 1830 году местные помещицы Надежда, Анна и Александра Илларионовны Глебовы выразили желание вновь открыть церковь в Юршине. Они направили соответствующее прошение на имя архиепископа Ярославского и Ростовского Авраама, пообещав для «безбедного содержания» причта «нарезать указанное количество земли», обеспечить жильем и внести для его содержания капитал в 6000 рублей.

 

 

Молитва перед "субботником", сентябрь 2018 г.

 

В 1833 году Надежда Илларионовна Глебова занялась реконструкцией храма, которая была завершена в 1836 году. Вид, в котором он предстал, описан А.В. Михайловым следующим образом: Небольшая по размерам церковь интересна своим обликом. Сориентированный по оси восток-запад храм имел центральную часть со столь сильно скругленными углами, что она похожа на ротонду, к которой с востока и запада примыкают прямоугольные объемы алтаря и притвора. На южном и северном фасадах центральной части устроены ризалиты, к которым примыкали… крыльца с двухколонными портиками.

 

Размеры основного объема церкви: общая длина с небольшим притвором с западной стороны, где была устроена печь, – 9,05 метра, ширина тоже составляла 9,05 метра с учетом внутренних ниш боковых ризалитов. Здесь с южной и северной сторон были устроены две двери, а освещалось пространство церкви через 4 окна, располагавшихся в скругленных углах четверика. С его восточной стороны устроена алтарная апсида, которая снаружи имеет прямоугольную форму, но внутри восточная стена имеет традиционное полукруглое очертание. Внутренние размеры алтаря: длина – 5,35 метра, ширина – 4 метра. Освещался алтарь через 3 небольших окна полуциркульной формы, его пол был выстлан чугунными плитами, отапливался он небольшой печью.

 

С западной стороны основного объема церкви была пристроена колокольня, нижний ярус которой, в плане, снаружи повторял очертания алтарной части. Здесь, в первом ярусе колокольни, была устроена небольшая паперть, длина которой составляла 3 метра, а ширина – 4 метра. При этом западная стена паперти имела полукруглую форму, в плане повторяя восточную стену алтаря в зеркальном отражении. Здесь же, с западной стороны, был устроен главный вход в храм, по сторонам которого находились двери в расположенную с левой стороны кладовку, а с правой стороны – вход на колокольню. Каждое из этих помещений освещалось через одно окно»…

 

Выше паперти были устроены два яруса небольшой колокольни. При этом, в верхнем из них, с продолговатыми окнами, были повешены 6 колоколов общим весом 0,77 тонны, в их числе большой колокол весом 0,385 тонны. Венчалась колокольня покрытым железом куполом со шпилем и крестом.

 

4. Две усадьбы дворян Глебовых

 

Г.Б. Михайлова подробно описывает усадьбы Глебовых, и мы кое-что приведем из этих описаний: В первой трети XIX в. Юршино представляло собой обширное, удобное и приносящее, при умелом хозяйствовании, хороший доход имение. В центре главной усадьбы возвышался двухэтажный каменный под железной крышей господский дом, построенный, видимо, еще в конце XVIII в. По фасадам дом украшали по четыре стройные колонны с каждой стороны, которые поддерживали балконы. От «подъездного крыльца» на второй этаж вела парадная лестница. Всего на двух этажах дома насчитывалось 26 комнат различного назначения, основные парадные комнаты (зал, две гостиные, столовая, спальня), а также девичья и лакейская располагались на втором этаже. Из гостиных «створчатые» двери вели на балконы. В некоторых комнатах потолки и стены были расписаны. В комнатах стояла мебель красного дерева и карельской березы, обитая ситцем и зеленым шелоном, имелись зеркала в рамках красного дерева с бронзой, лампы лепной работы с позолотой. Два пристенных шкафа в гостиной были покрыты коврами, вышитыми по канве.

 

Белый, оштукатуренный дом Глебовых ярко выделялся на фоне зелени обширного («72 сажени с левой стороны и 28 сажен с правой») сада, который был обнесен решетчатым деревянным палисадом. В саду росли посаженные аллеями липы (огромные липы сохранились до наших дней – С.К.), а также фруктовые деревья и ягодные кусты: яблони, малина, крыжовник, белая и красная смородина. На грядках юршинского сада спела клубника, в парниках зрели дыни, арбузы и огурцы. В саду же стоял деревянный флигель из трех комнат. Еще в двух деревянных флигелях при усадьбе жили дворовые люди. Кроме этих, в усадьбе находилось и множество других построек: две кухни (для господ и дворовых), две бани (для господ и дворовых), флигель для ткачей, две деревянные конюшни, каретный сарай, птичья изба, скотный двор, хлебные амбары, несколько сараев. Кроме того, Глебовым принадлежала мукомольная и пильная мельница, располагавшаяся при селе Юршине…

 

 

Липы заброшенного Юршинского парка

 

С меньшим размахом, но все же благоустроенной, была другая юршинская усадьба – Малое Юршино, собственность Надежды Илларионовны Глебовой. Старый барский дом был здесь небольшим и деревянным. Стены столовой, гостиной, кабинета и спальни в этом доме были оклеены обоями, в девичьей и передней – выбелены. При доме находился огороженный частоколом огород, где росли малина и клубника. При барском доме находился и небольшой, в три комнаты, флигель, стены которого были оклеены «шпалером». Барский дом был окружен множеством хозяйственных построек: баня, три людские избы, три погреба, скотный двор, птичья изба, конюшня, сенной сарай и другие постройки.

 

Заметим здесь, что к нашему времени усадьба Большое Юршино сохранилась, в народе она получила прозвание «Белый дом», однако за неимением никакого о ней попечения неуклонно разрушается.

 

5. Храм погибшего села Нижне-Никульского

 

Следует здесь отметить, что Надежда Илларионовна Глебова является храмоздательницей церкви во имя Нерукотворного образа Спасителя села Нижне-Никульского. Сведения на сей счет содержатся в книге А.В. Михайлова «Церкви Рыбинского уезда». 8 октября 1794 г. Надежда Илларионовна получила от архиепископа Ярославского и Ростовского Арсения (Верещагина) храмоздательную грамоту. В 1802 г. она подала на его имя прошение об освящении двух теплых приделов каменного храма, построенного на месте каменного же, но обветшавшего от времени. Освятил их строитель Югской Дорофеевой пустыни иеромонах Арсений. Правый придел был посвящен прп. Илариону Великому, левый – апостолу и евангелисту Иоанну Богослову. Работы над летним храмом производились до 1809 года, время его освящения в книге Михайлова не приводится. Отмечено только, что в 1830-31 г.г. была построена колокольня.

 

В 1894 г. была возобновлена роспись указанного храма. На торжества по случаю освящения обновленной церкви, которые проходили в августе указанного года, прибыл праведный Иоанн Кронштадтский. Чин освящения совершил архиепископ Ярославский и Ростовский Ионафан при сослужении настоятеля рыбинского Спасо-Преображенского собора протоиерея Иосифа Ширяева и местного духовенства.

 

Забегая вперед, скажем, что в середине 30-х годов ХХ века храм в Нижненикульском был закрыт, потом, после передачи в ведение Волголага, взорван.

 

 

Берег Юршинского острова близ затопленного села Нижне-Никульского

 

6. Дальнейшая судьба рода дворян Глебовых

 

Разумеется, постройка двух каменных храмов стоила немалых денег. Может быть, Надежда Илларионовна, приступая к работам, рассчитывала на то, что бремя расходов разделит с ней еще кто-нибудь, однако расчет не оправдался. И потому, не желая прерывать начатого святого дела, она оказалась в долгах.

 

Вновь предоставим слово А.В. Михайлову: Владелицы усадьбы сестры Глебовы скоро оказались в больших долгах. К 1840 году только Надежда Илларионовна имела более 65 тысяч рублей долга. Следствием стала опись ее имения (Малого Юршина) и его продажа с публичных торгов в 1843 году. Приобрела Малое Юршино вдова генерал-майора Варвара Павловна Юлиус.

 

 

Усадьба Малое Юршино

 

Г.Б. Михайлова утверждает, что после 1843 г. имя Надежды Илларионовны более в документах не встречается, отсюда делается вывод о возможной ее в это время кончине – ведь ей было к означенному времени уже 75 лет.

 

В 1845 году усадьба Александры Илларионовны приобрел полковник Василий Иванович Трубицкий, бывший управляющий имения. Он позволил Александре Илларионовне доживать свой век в ее бывшей усадьбе. Скончалась она 28 ноября 1848 г. в возрасте 75 лет и была погребена в Югской Дорофеевой пустыни.

 

7. Новый владелец большой усадьбы полковник Трубицкий

 

Г.Б. Михайлова пишет: Большой усадьбой в Юршине с двухэтажным каменным домом довольно долгое время (ок. 35 лет) владел полковник в отставке Василий Иванович Трубицкий. О «доюршинском» периоде его биографии нам неизвестно ничего, кроме того, что служил он в Бутырском пехотном полку и жил в Москве. Предания же о юршинском помещике, который травил крепостных собаками, живы среди местных жителей до сих пор. То, что новый владелец Юршина был человеком жестоким и неуравновешенным, подтверждают и официальные документы середины XIX века. В 1840-50-е г.г. Рыбинскому уездному предводителю дворянства и даже начальнику Ярославской губернии поступали многочисленные жалобы крестьян и дворовых В.И. Трубицкого на жестокое его с ними обращение, на то, что помещик обременяет их непосильной работой, часто вдали от дома, плохо обеспечивает дворовых пищей и одеждой, имеет обыкновение наказывать их «из своих рук» кулаками или нагайкой и, как правило, без вины, а просто из-за своего плохого настроения.

 

 

Лес на Юршинском острове

 

8. Семейство Делло

 

Как следует из брошюры Г.Б. Михайловой, полковник Трубицкий умер в 1879 г., имение же его по духовному завещанию перешло к двум дочерям – Вере и Юлии. Вера Васильевна вышла замуж за Павла Петровича Делло, а Юлия Васильевна – за А.И. Боголюбского. Вера Васильевна Делло тяжело болела туберкулезом и умерла в 1882 г. В права наследства вступили ее дети. В 1885 г. Павел Петрович приобрел часть имения, которой владела Юлия Васильевна Боголюбская. Таким образом, большая усадьба Юршино оказалось полностью в собственности представителей семьи Делло.

 

Процитируем брошюру Г.Б. Михайловой:

Муж Веры Васильевны происходил из семьи московских дворян. Родоначальник Делло, по семейному преданию, французский эмигрант по фамилии De Leau, появился в России в конце XVIII века. Он имел профессию врача, хорошую практику в Москве и вскоре приобрел на новой родине весьма приличное состояние. Положение эмигранта в России укрепилось еще и тем, что он принял православие…

 

19 января 1807 г. Петр Михайлович Делло – так звучало имя французского эмигранта по-русски – умер, а в 1830 г. его дети и внуки были записаны в III часть дворянской родословной книги Московской губернии. Один из сыновей французского эмигранта, Петр Петрович Делло, получил юридическое образование в Дерптском университете, затем жил в Москве и служил секретарем Сената. Одно время он исполнял секретарские обязанности у известного писателя и поэта И.И. Дмитриева. По рассказам, он был красавцем, обладал большой физической силой, имел находчивый и едкий ум, но, к сожалению, - беспутный и задиристый характер. Семейные летописи сообщают о нем и такие пикантные подробности: Петр Петрович впервые женился в 64 года на 16-летней девушке Анне Николаевне Куниной и успел завести 14 человек детей, из которых, правда, выросли только трое: Владимир, Ольга и Павел. Последний, Павел Петрович Делло, стал мужем Веры Васильевны Трубицкой и одним из владельцев усадьбы Юршино.

 

Сохранившийся в Рыбинском архиве послужной список П.П. Делло сухо перечисляет факты его биографии. Павел Петрович родился 10 июня 1843 г., образование получил сначала в гимназии, затем – в 3-м Московском военном Александровском училище. Службу начал 23 мая 1864 г. в 44-м Пехотном Камчатском полку. В 1874 г. он был переведен по службе в Ярославль, в 1877 г. – в Рыбинск, где служил в Управлении Рыбинского уездного воинского начальника, где, видимо, и познакомился со своей будущей супругой. 22 июня 1879 г. П.П. Делло Высочайшим приказом был переведен на службу в Отдельный корпус жандармов, где и служил более 20 лет вплоть до отставки.

 

Служил в Воронеже, Нижегородской губернии, Кронштадте, Витебске, Твери, Екатеринославе. Получил ордена св. Владимира 4 и 3 степеней, Анны – 3 и 2 ст., Станислава – 3 и 2 ст. В 1901 г. был произведен в генерал-майоры, в 1902 г. в возрасте 59 лет вышел в отставку.

 

 

Павел Петрович Делло в кругу семьи

 

Трое сыновей П.П. Делло получили военное образование. Старший – Владимир – с началом войны с Германией, прежде выйдя в отставку, поступил на службу в 12-й Стародубский драгунский полк. Он погиб 17 октября 1914 г. Второй сын – Андрей – служил в С.-Петербурге, как предполагает Г.Б. Михайлова, в кадетском корпусе. Третий сын – Петр – служил на Балтийском флоте. В 1909 г. он получил в командование миноносец «Меткий». Войну встретил в звании капитана 2 ранга. Сохранилось его письмо отцу от 26 мая 1917 г. Здесь сказано: «Хотя сам здоров, душевное настроение ужасное…» Его дальнейшая судьба неизвестна. Дочь Ольга была слаба здоровьем, замуж не вышла и жила вместе с отцом в Юршине.

 

9. Большое Юршино под управлением Павла Петровича Делло

 

Когда Павел Петрович здесь поселился, имение находилось в запущенном состоянии, и ему пришлось приложить немало усилий, чтобы привести его в порядок. В переписке сохранились описания его кипучей деятельности. Г.Б. Михайлова приводит выдержку из его письма лета 1904 г.:

 

Утром встаю в 4 часа, слоняюсь по усадьбе с топором, долотом, молотком или иным каким созидательным орудием, отмотаю себе руки до нытья, и затем пробегаю газеты о войне и, наконец, в 9-ть вечера обращаюсь в постель… До сих пор никаких знакомств еще не составил, а потому образ жизни можно назвать вполне замкнутым.

 

В том же 1904 г. Павел Петрович писал сыну Владимиру: Юршино…стало иметь уже совершенно иной вид. По лицу сада красуется палисад, в доме поставил 110 новых оконных рам, стены в обоях, полы крашены. Осталось штукатурить и белить дом снаружи. Денег потрачено много, но было бы еще больше, если б не собственные руки.

 

Летом 1905 года Павел Петрович писал: Встаю ежедневно в три часа утра, поднимаю рабочих и до 7-ми часов роюсь в земле. В результате – зеленеющие хлебными злаками поля, сад, наполненный фруктовыми насаждениями, ягодным кустарником, из коих клубничные дают ягоды по 8-ми штук на фунт. Проделал дорожки, цветами пестреют клумбы. Полагаю, что в будущем году продам таких ягод рублей на 400. Затем, когда рабочих повалит сон, а это от 11-ти до 2-х, творю благоустройство внутри и вокруг дома. Он обнесен теперь узорным забором, крыльцо с дороги сделано из цемента (это «цементное» крыльцо сохранилось до сих пор – С.К.), оштукатурен и отбелен… Коридоры по длине перехвачены двумя дверями, уничтожившими сквозняк. Сделано новое парадное для зимнего подъезда крыльцо из сада… Затем в 1 час пополудни опять скребу землю и т.д. до 10 ч., когда отхожу ко сну…

 

Хозяйственный пыл генерала Делло уничтожила политическая и общественная смута 1905-07 годов. И теперь он задался целью продать имение. Хотя внешние проявления смуты улеглись, семя ее продолжало жить в народе.

 

 

Северный берег Юршинского острова

 

8 июля 1909 году Павел Петрович писал: Жить становится трудным делом. В виду этого я сокращаю по усадьбе штат рабочих, уменьшаю число скота, словом, умаливаюсь до минимума… Теперь хороших совестливых людей в этом сословии (наемных рабочих – Г.М.) нет вовсе, а если встретится феноменальный экземпляр, то встреча с ним редка, как выигрыш в 200 т. За период 7-летнего сидения моего в Юршине я не был счастлив в этом отношении ни разу, а поэтому пришел к заключению, что надо прикончить избранный род жизни как можно скорее, ибо он опротивел до тошноты…

 

В октябре того же 1909 года генерал писал, что его мечта «заключается в желании продать Юршино, так как жить рядом с нынешним мужиком-грабителем решительно не под силу». Усадьба, наконец, была продана к 1917 году за 50000 рублей Ивану Ивановичу Лютеру, владевшему к тому времени Малым Юршиным (он женился на дочери генеральши Юлиус Надежде Александровне). В феврале 1917 года генерал Делло купил двухэтажный дом в Рыбинске (по ул. Карякинской, №84). Согласно архивным данным, 8 мая 1918 г. он заплатил большевикам (в лице Рыбинского совдепа) контрибуцию в размере 250 рублей. Дальнейшая его судьба не известна.

 

10. Семья Лютеров – владельцев Малого Юршина

 

Как было выше сказано, Малое Юршино в 1843 г. приобрела генеральская вдова Варвара Павловна Юлиус. После ее кончины усадьба перешла в собственность дочери Надежды Александровны, в замужестве получившей фамилию Лютер.

 

Процитируем брошюру Г.Б. Михайловой:

Иван Иванович Лютер, муж надежды Александровны Юлиус, происходил из семьи, которая считала своим родоначальником известного немецкого религиозного реформатора Мартина Лютера. Дед же И.И. Лютера Иоганн-Густав жил во второй половине XVIII века и служил пастором в Петербурге, в Тобольске, Омске и Казани. Один из сыновей пастора, Иоганн Карл, числился уже оренбургским и казанским дворянином и назывался Иваном Ивановичем, то есть, видимо, принял православие. Он имел двенадцать человек детей, среди которых был и сын Иван, родившийся 23 июля 1803 г.

 

В 1817 г. он начал военную службу в резервном батальоне Тарутинского пехотного полка. За усердную службу был награжден орденом св. Анны 4, 3 и 2 степеней и орденом св. Владимира 4 степени. В 1847 г. Иван Иванович был произведен в полковники, с 1850 г. командовал Якутским пехотным полком, а 29 декабря 1851 г. был уволен от службы «за болезнию» с мундиром и пенсионом полного оклада. 16 августа 1848 г. И.И. Лютер обвенчался с дочерью генерал-майора Надеждой Александровной Юлиус.

 

Далее Г.Б. Михайлова цитирует: «За женою в Ярославской губернии состоит 203 души родовых крестьян, у него же самого никакого имения нет», - так значилось в послужном списке Ивана Ивановича. Желая участвовать в общественной жизни уезда и губернии, Иван Иванович подает прошение о занесении его в дворянские книги Ярославской губернии. Для этого надо было стать землевладельцем губернии. 26 ноября он купил у своей жены небольшое количество земли и крестьян. 18 декабря 1856 г. И.И. Лютер был записан во 2-ю часть дворянских родословных книг Ярославской губернии…

 

 

Зимняя сказка на Юршинском острове

 

Умер Иван Иванович 16 февраля 1894 г. в Юршине, и был похоронен на кладбище Югской Дорофеевой пустыни, где уже покоилась его жена, скончавшаяся 14 июня 1889 г. Из четверых детей Ивана Ивановича и Надежды Александровны двое умерло в младенчестве, сын Николай – в возрасте двенадцати лет. Вырос и стал наследником родителей только сын Иван. Этот, уже третий в семье Лютеров, Иван Иванович и был почти единственным гостем своих соседей Делло в начале ХХ в.

 

Иван Иванович Лютер 3-й родился в усадьбе родителей 5 февраля 1860 г. Крестили младенца в церкви села Нижне-Никульского 9 февраля, восприемником при крещении был командир лейб-гвардии Измайловского полка генерал-майор А.Р. Дрентельн.

 

Как следует далее из брошюры, образование Иван Лютер получил в Николаевском кавалерийском училище в С.-Петербурге, по окончании полного курса которого в числе лучших в августе 1881 г. по Высочайшему приказу был произведен в прапорщики лейб-гвардии Конно-гренадерского полка, одного из самых привилегированных в России:

 

 На фото: Иван Иванович Лютер

 

С 1890 г. он уже штабс-ротмистр этого полка, с 1893 г. – кавалер ордена св. Станислава 3 ст. К 90-летию родного полка Иван Иванович составил небольшую брошюру для нижних чинов «Памятка конно-гренадера. 1803-1893. Краткие сведения из истории полка». Брошюра вышла в свет в Петербурге в 1893 г.

 

Очередную награду – орден св. Станислава 2 ст. – Иван Иванович Лютер получил в 1905 г. уже за службу на гражданском поприще. Об этом сообщала газета «Ярославские губернские ведомости»: «…по ведомству Министерства юстиции… награждаются орденами… св. Станислава 2-й степени… почетный мировой судья по Рыбинскому уезду, округа Ярославского окружного суда коллежский секретарь отставной гвардии ротмистр Иван Лютер». С 1897 г. И.И. Лютер избирается председателем Рыбинской уездной земской управы и остается на этом посту до революции.

 

Кроме общественной работы штабс-ротмистр в отставке И.И. Лютер продолжает заниматься историческими исследованиями. В 1895 г. в Ярославле вышла написанная им брошюра «Исторический очерк Лытаревской церкви», составленная по материалам архива, хранящегося в селе Лытареве Романово-Борисоглебского уезда Ярославской губернии. Лытарево являлось родовой усадьбой А.С. Хомутова, тестя Ивана Ивановича. 3 августа 1901 г. И.И. Лютер избирается действительным членом Ярославской губернской ученой архивной комиссии, что, видимо, явилось признанием его заслуг как исследователя истории местного края.

 

Как пишет Г.Б. Михайлова, получила известность расположенная в Юршине библиотека И.И. Лютера. Часть ее в настоящее время находится в отделе редкой книги Ярославской областной научной библиотеки имени Н.А. Некрасова. В собрание Рыбинского музея из нее попали десять томов Общего гербовника дворянских родов Всероссийской империи – роскошного издания начала XIX в. Из сохранившегося от библиотеки видно, что владелец серьезно интересовался дворянской генеалогией и геральдикой. Книги библиотеки И.И. Лютера обозначены очень скромным экслибрисом с именем владельца.

 

Вновь процитируем Г.Б. Михайлову: 24 сентября 1889 г. поручик лейб-гвардии Конно-гренадерского полка Иван Иаванович Лютер женился на Софье Александровне Хомутовой, дочери действительного статского советника и крупного рыбинского помещика А.С. Хомутова. Венчание состоялось в церкви села Иванова Рыбинского уезда, старинной усадьбы Хомутовых. В этом браке родилось четверо детей. Старшие мальчики Иван и Александр родились в Петербурге; младшие дети, Михаил и Вера – уже в Юршине или, может быть, в Иванове, так как крестили их в Ивановской Церкви. Известно, что Иван (р. 17.06.1891) и Александр (р. 21.06.1893) в 1913 г. являлись студентами С.-Петербургского Императорского Петра I технологического института и, видимо, не собирались по примеру отца и деда посвящать себя военной службе.

 

Начавшаяся 1 августа 1914 г. война резко изменила привычное течение жизни. Старший из братьев Иван в мае 1915 г. заканчивает ускоренный боевой курс Николаевского кавалерийского училища и отправляется на фронт в составе лейб-гвардии Конно-гренадерского полка. Известно, что Александр служил в звании поручика в Кавказском горно-артиллерийском полку. Младший - Михаил (р. 5.11.1894) тоже оказался на фронте. Как пишет Михайлова, сохранился рисунок, выполненный Иваном Лютером, на котором все три брата изображены в военной форме.

 

После событий в России, происшедших в 1917 г., братья Лютеры оказались разбросанными по свету: Иван был на Кавказе, Михаил в Германии, в плену, а Александр приехал из Румынии в родную усадьбу Юршино. Здесь А.И. Лютер вел дневник, страницы из которого, посвященные первым месяцам 1918 г., сейчас опубликованы.

 

  На фото: Александр Иванович Лютер

 

На глазах Александра усадьба Юршино была отобрана у семьи: «Итак, - записал он в дневнике 29 января 1918 г., - усадьба у нас отобрана, деньги – «аннулированы» и на днях будет дележка вещей». Новая власть выдала Александру Лютеру документ об освобождении его от военной службы: «… Шел я домой с этой бумажкой и думал: такого ли конца своей службы ждал я… Нет, я думал, что мы будем входить с музыкой в триумфальные арки, думал, что нас встретят громовым ура, забросают цветами, и во всех церквах будут звонить колокола. Мне будут восторженно улыбаться знакомые и незнакомые, всех светлее – улыбка любимой женщины. Ликует Россия и гремит навстречу литаврами… И вот, что есть. Я иду, стыдясь своей офицерской формы, иду без погон, без орденов, с бумажкою в кармане, а вокруг меня снуют газетчики с листовками, полными провокаций и лжи. Наглый взгляд встречного полупьяного солдата кричит: - Смотрите! Вот офицер! Вот он, враг родины… Бей их, офицеров, бей их – контрреволюционеров, бей их – «буржуев», бей интеллигентов, бей, бей, бей. Я же и помещик, и офицер, и интеллигент, и все, что угодно… Вот мой триумф, вот мои лавры от родины, за которую я сражался. Я – враг Родины? Дождался» (1 февраля 1918 г.).

 

После «реквизирования» усадьбы Лютеры жили в Рыбинске, отсюда Александр Иванович ездил на поезде в Лытарево, усадьбу Хомутовых, своих родственников по матери. Здесь он с увлечением занимается изучением богатейших семейных архивов и библиотеки. В то время, как повсеместно шли грабежи и даже расстрелы, Александр Лютер мечтает о создании подробной истории семьи Хомутовых, о занятиях изобразительным искусством: «…Осталась у меня Волга, осталась любовь к искусству и жажда творить. Во что бы то ни стало – надо идти в художественную школу…» (18 марта 1918 г.).

 

Но, конечно же, этим мечтаниям не суждено было сбыться. «Не могу я, поруганный офицер, смотреть на гибель родины, сидеть, как эфиоп, и с эфиопами гадать из окна – скоро скончается Россия, или еще подышит немного, пока враги и союзники грабят ее карманы…» Не мог боевой офицер в то время заниматься историей и искусством. В том же 1918 г. Александр Иванович Лютер был убит в бою с красными под Армавиром.

 

Судьба остальных представителей молодого поколения Лютеров также печальна. Первая Мировая война пощадила братьев, но не пощадила их русская смута. Затерялись следы Михаила Лютера, находившегося в период русской революции в немецком плену. Весной 1918 г. еще приходили письма от Ивана с Кавказа. Он сообщал родителям о боях между ингушами, чеченцами и казаками, о горящих аулах и станицах: «…Все племена и народы волнуются и дерутся… Буду перебираться в Персию…» Удалось ли ему перебраться в Персию и что случилось с ним потом – неизвестно. В урагане бурных событий сгинул Иван Иванович Лютер 4-й.

 

Как ни странно, судьба оказалась благосклонной лишь к старшему поколению Лютеров. Правда, им пришлось покинуть родные места. Иван Иванович Лютер, последний председатель Рыбинской уездной земской управы, был сослан в Балахну, затем жил в Городце Нижегородской губернии, где и умер в 1930 г. Его жена, Софья Александровна, урожденная Хомутова, скончалась в 1960 г. в Москве.

 

Деревянный дом Лютеров в Юршине, по свидетельству местных жителей, сгорел в 1930-е г.г.

 

11. Состояние Смоленского храма в конце XIX – начале ХХ в.в.

 

Как пишет А.В. Михайлов, к 70-м годам XIX века средств, оставленных Глебовыми в виде банковского капитала, не стало хватать священнослужителям. В итоге в 1873 году Смоленский храм утратил самостоятельность и был приписан сначала к церкви села Болобанова, а затем – к церкви села Нижне-Никульского. Богослужения, соответственно, совершались священниками указанных храмов. При Юршинской церкви сохранялась только штатная должность пономаря.

 

В 1880 году на средства благотворителей вокруг церкви была устроена кирпичная ограда, но средств на поддержание храма в должном состоянии не хватало. В 1885 году Архиепископ Ярославский и Ростовский, посетив проездом храм, нашел здесь «мало чистоты и опрятности», определив, что она, «как ружная, оставлена без средств к своему содержанию».

 

После этого у храма появляются новые благотворители из числа рыбинского и московского купечества. Среди них – купеческая вдова Елизавета Стриженова, пожертвовавшая церкви облачения и свечи; рыбинский купец Алексей Крундышев, пожертвоваший утварь на 1350 рублей и переливший два разбитых колокола.

 

Но главным ктитором Юршинской церкви в конце XIX века, - пишет А.В. Михайлов, - становится рыбинский купец Николай Александрович Жуков, избранный в 1892 году старостой… Он не только следил за благолепием церкви, но и выстроил в этом году дом для жительства священника, и здание для земской школы, в котором проживал церковный сторож и в особой пристройке – псаломщик.

 

В 1903 году указом Синода Юршинская церковь стала самостоятельной, и к ней был определен церковный причт в составе священника и псаломщика. «Для его содержания, кроме ранее внесенного банковского капитала, тем же указом было назначено денежное содержание в сумме 400 рублей в год из финансовой сметы Синода. В этом же году была приписана деревня Антоново и, в полуверсте от церкви основано кладбище с деревянной часовней.

 

 

Восточный берег Юршинского острова

 

В справочнике «Краткие сведения о монастырях и церквах Ярославской епархии» за 1908 год приводятся краткие сведения о Смоленской церкви села Юршина. К материалам, представленным выше, отсюда можно добавить, что в 1830 году рядом с церковью была построена каменная часовня. Далее процитируем:

 

Церковной земли 38 десятин 539 саженей. Церковные дома для священника и псаломщика. Церковного капитала 3144 рубля в билетах. В приходе 101 д. муж. и 121 д. жен., именно: в селе Юршине мещан 15 муж., 19 жен., в деревне Антоново 86 муж. и 102 жен. Деревня Антоново находится от села в 1 версте. Село расположено на высокой горе при реке Волге… В селе церковноприходская школа…

 

12. Смоленский храм в 1918-30 г.г.

 

В 1918 году, - пишет А.В. Михайлов, - из церкви Смоленской иконы Божией Матери были изъяты церковные и причтовые банковские капиталы на общую сумму 10642 рубля, национализированы церковные земли. В декабре этого года прихожане обращаются в отдел культов при Рыбинском совдепе с просьбой оставить им в пользование наличные церковные деньги в сумме 293 рубля 33 копейки, т.к. эти средства «накопились с большим трудом на текущие нужды храма по малочисленности и бедности прихода». Представители общины просят «дать им возможность воспользоваться этими деньгами на предмет содержания и охраны приходского храма». В просьбе им было отказано, и все средства были сданы в финотдел совдепа.

 

В ноябре 1920 года из Юршинской церкви в городской художественно-исторический музей были переданы 16 церковных древних вещей, среди которых были священнические ризы, воздухи, покровцы.

 

В 1922 году из храма по акту от 26 июня изъяты: 5 серебряных риз с икон, 5 серебряных лампад и кадило, потир, звездица, напрестольный крест, риза и венчик беспробного золота, общим весом 14 кг серебра и 87 золотников золота на сумму 84733 рубля в ценах того времени.

 

При осмотре в 1925 году церкви села Юршина представителями административного отдела, отмечено, что она находится в удовлетворительном состоянии, за исключением некоторых дефектов с внешней стороны, как то: местами обвалилась штукатурка, и железо на карнизах и крыше поржавело. Численность общины в это время составляла 274 человека.

 

В феврале 1930 года состоялось заседание Рыбинского РИКа, на котором рассматривался вопрос о расторжении договора с общиной верующих на использование здания церкви в религиозных целях. Поводом для этого послужил отказ церковного совета религиозной общины Юршинской церкви от ее использования, несмотря на предложение об организации нового совета. На заседании принято решение о расторжении договора и поручении ответственным отделам решить вопрос использования имущества и здания закрытой церкви.

 

14 марта 1930 года церковь Смоленской иконы Божией Матери была закрыта, и составлен акт приемки культового имущества, часть которого, имеющая ценность, была сдана в ОкрФО, а деревянные иконы и иконостасы, «как не представляющие ценности, сданы в Юршинскую школу крестьянской молодежи». Деревянные киоты, части иконостасов… имеющие позолоту, были сложены в отдельной комнате, ключ от которой передан в районный административный отдел, а само здание церкви передано под охрану Болтинского сельского совета. В апреле этого года в административный отдел было передано предложение от местной школы рабочей молодежи о предоставлении в ее пользование помещения бывшей церкви для использования под столярную мастерскую.

 

12. Затопление Моложско-Шекснинской низменности.

Образование Юршинского острова

 

14 сентября 1935 г. Совнарком СССР принял постановление о строительстве Рыбинской и Угличской гидроэлектростанций, что подразумевало и создание водохранилищ с затоплением огромных территорий «для обеспечения необходимого судоходного подхода к каналу Москва-Волга со стороны р. Волги».

 

4 сентября 1936 года было объявлено об эвакуации жителей затопляемых Рыбинским водохранилищем земель. В 1941 году ушли под воду город Молога, более 700 сел и деревень, 3 монастыря (Югский, Афанасьевский Мологский и Леушинский), вынуждены были переселиться более 130 тыс. человек.

 

 

Памятник "Мать-Волга" на Рыбинских шлюзах

 

Так в 1941 году образовался Юршинский остров, получивший свое наименование от села Юршина. По рассказам старожилов, затопление представляло собою жуткую картину. Все, что переселявшиеся люди не смогли с собой увезти, весенняя вода подняла на свою поверхность и понесла: обломки ветхих домов и сараев, не представлявший особой ценности хозяйственный скарб – всё это понеслось вниз по течению, то прибиваясь к берегам, то опять отрываясь от них потоками мутной воды.

 

Одна из прихожанок Троицкого храма в Каменниках поведала, что на всю жизнь запомнила страшную картину. На льдине несло мужчину с коровой. Он все время кричал, корова ревела, но не было никакой возможности им помочь. Что с ними сталось, неизвестно. Лесные звери бежали от потопа, устремляясь к твердой земле.

 

Хотя леса на приготовлявшихся к затоплению территориях вырубались, в первую очередь – представлявшие товарную ценность, значительные их массивы остались. Не были вырублены даже дубовые рощи вдоль притока Мологи реки Яны. Деревья ушли под воду. И теперь уже не птицы гнездились в их ветвях, но паслись стада рыб.

 

Не успели взорвать часть храмов, и они возвышались над водой до 50-60-х годов ХХ века.

 

 

В храме Смоленской иконы Божией Матери в Юршине одно время располагалась пекарня; в усадьбе Большое Юршино – школа. Население острова постепенно уменьшалось – старики умирали, молодежь уезжала. Упразднили школу, затем – и пекарню. Храм же был оставлен на произвол судьбы, то есть вполне предоставлен стихии разрушения. Увы, эта стихия является господствующей и по сие время.

 

Священник Сергий Карамышев

 

 

 

 


Всего просмотров: 289

Оставлено комментариев: 0

Комментарии:

Еще не оставлено ни одного комментария.

Заполните форму и нажмите кнопку "Оставить комментарий"
Комментарий будет размещен на сайте
после прохождения модерации.



Последнии публикации

Автор: Редакция
8 декабря 2019 г.

Антиохийский патриарх о недопустимости признания ПЦУ

5 декабря 2019 года в Дамаске, в резиденции Антиохийских Патриархов состоялась встреча представителя Патриарха Московского и всея Руси при Патриархе Антиохийском и всего Востока игумена Арсения (Со...

Автор: Редакция
8 декабря 2019 г.

Заявление Священного Синода Украинской Православной Церкви от 6 декабря 2019 года

8 декабря во всех храмах Украинской Православной Церкви Московского Патриархата было озвучено заявление Священного Синода. Ниже приводится его текст, размещенный на официальном сайте ОВЦС МП.

&n...

Автор: Редакция
7 декабря 2019 г.

Св. великомученица Екатерина

     Сегодня, 24 ноября / 7 декабря (по новому стилю) Православная Церковь празднует День памяти святой великомученицы Екатерины (Александрийской), по справедливости названной правос...

Автор: Сергей Югов
5 декабря 2019 г.

Роль религиозно-нравственных ценностей в развитии личности на примере российских слепоглухих

Продолжение

 

      IV         

 

   Основная проблема, очевидно, состояла не в том, что те или...

Автор: Редакция
5 декабря 2019 г.

Американский иерарх Константинопольского патриархата запретил отказывать в причастии инославным

От редакции

 

На днях папа Франциск поздравил Константинопольского патриарха Варфоломея с днем памяти апостола Андрея Первозванного (который в указанном патриархате отмечается по новому ...

закрыть
закрыть