Страшен бунт одиночек-посторонних


Автор: Александр Горбатов

photo

Вот уже неделю в центре общественного внимания у нас керченская трагедия. Она действительно, словно эхом взрыва, потрясла всю страну. И это закономерно и справедливо — значит, общество живо и чутко реагирует на страшную боль. Другое дело — какие будут сделаны выводы?

 

По материалам, опубликованным ВЦИОМ, почти две трети опрошенных полагают, что массовое убийство задумал и совершил студент колледжа — Владислав Росляков. 21% склонны видеть здесь действия некоей неизвестной группировки. Остановимся сразу подробнее на приведенных цифрах. Мне представляется, что они говорят, прежде всего, не о слепом доверии большинства наших людей официальным СМИ, озвучивающим оперативно данные следствия. Дело в другом — люди все-таки учатся (на горьком, к сожалению, опыте) анализировать полученную информацию и отличать правду от вымысла, каким бы он ни представлялся привлекательным и в чем-то даже удобным для восприятия.

 

Действительно, первая и вполне естественная мысль у любого нормального человека: да разве может какой-то юнец натворить таких дел?! Он и готовит взрывные устройства, и покупает помповое гладкоствольное ружье с огромным количеством боеприпасов к нему, и, опять же, один все это доставляет в техникум, а затем хладнокровно приводит в действие, добиваясь стольких жертв. И был бы какой-то Рембо, а то так, некая невзрачная и нелюдимая серая мышка, пусть и со злобными наклонностями, но ведь без ярко выраженного буйства.

 

И, главное, в чем мотив содеянного? А где, наконец, послания убийцы своим жертвам и всем нам? Ради чего все это сотворено?

 

Но постепенно, по мере хотя и скупых данных от следствия и свидетелей, начинают появляться подробности и ответы на основные вопросы. Рос в неблагополучной неполной семье, мать сектантка-иеговистка, с детства были склонности к садистскому отношению к животным. И как завершение портрета — замкнутость, увлечение жестокими интернет-играми. Словом, поклонение культу насилия.

 

При этом окружающими не оценен, а, скорее всего, тихо презираем. Но где же послание убийцы? Есть и оно — футболка с надписью «НЕНАВИСТЬ», что была на Рослякове в день совершения преступления.

 

Подтасовать такие детали, сочинить их просто невозможно. И хотя продолжаются изучения всех подробностей бойни, идут поиски возможных контактов «керченского стрелка», повторим, большинство, и автор в том числе, склонны видеть в случившемся замысел и действия жестокого хладнокровного одиночки. От чего становится еще страшнее.

 

Дело в том, что наш горький опыт последних лет показывает, что раскрыть террористическую сеть, проникнуть в нее, даже отследить команды вдохновителей и организаторов вполне возможно. Есть даже примеры нашего удачного международного сотрудничества, в том числе с американцами. Но не было еще примера удачного, если так можно сказать, проникновения в одну отдельно взятую голову конкретного потенциального злодея, если он, конечно, не ярко выраженный псих, бросающий окружающим вызов своим неадекватным поведением. А неблагополучных семей у нас, к сожалению, полно. Полно и молодых людей с замкнутым сложным характером. Что, к каждому приставить психолога и охрану?

 

Лет сорок назад были в ходу пародийно-абсурдные стишки на тему подросткового садизма:

 

— Маленький мальчик нашел пулемет, больше в деревне никто не живет.

 

В те времена посмеялись, в а нынешние, выходит, мальчики материализовались.

 

Но так ли нова эта тема, одиночки-убийцы, действующего по «идейным» соображениям? Разве еще полтора века назад ее не раскрыл гениально Достоевский на примере Раскольникова, задающегося дьявольским краеугольным вопросом:

 

— Тварь я дрожащая или право имею?

 

Ведь и в «Преступлении и наказании» непревзойденный следователь и чтец в сердце и душе героя Порфирий Петрович появляется не до, но лишь после совершения преступления, что вполне закономерно.

 

Спустя почти век после знаменитого русского романа появляется повесть Камю «Посторонний», где в водовороте обыденных событий ее герой, чувствующий отчуждение от окружающего мира, совершает вроде бы немотивированное убийство «потому, что ярко светило солнце».

 

А в предреволюционные годы в России случилась целая череда самоубийств молодых людей, разочарованных как в личной жизни, так и в окружающей действительности. Тогда не было интернета и в помине, первые шаги делал лишь кинематограф, но ясно было, что страна вступает в новую, прежде невиданную реальность индустриального общества. Сегодня мы переживаем уже его ломку и начинаем жить в реалиях новой информационной эпохи. И прав был Путин, когда сказал, что в истоках керченской трагедии надо винить глобализм.

 

И хотя новый мир не сам создает противоречия одинокого человека и общества, он при всем неимоверном развитии массовых коммуникаций делает человека еще более одиноким. И при этом никакими заклинаниями невозможно остановить поступь безжалостного информационного века. Другое дело, надо поменьше ахать и охать по поводу его ужасных последствий, овладевать не только методами запретов и фильтров вредоносной информации, но и новыми технологиями, позволяющими вырвать из деструктивной онлайн-среды молодых людей. Телевидение у нас, конечно, еще та гадость – полно запредельно пошлых программ, но молодые люди его практически не смотрят и о нем не говорят. Вот без гаджетов и интернета они и часа прожить не могут. Сюда и надо бросить, вероятно, все силы.

 

А пока, при том, что общество, по свидетельству ВЦИОМ, все-таки осознало в случившемся роль «одиночки-постороннего», оно, к сожалению, предлагает в основном решать проблему мерами усиления охраны, ограничения на продажу оружия незрелой молодежи и т.д. И лишь 35% видят корень зла в недостатках воспитания в школе и в семье, в волне насилия с экранов кино и телевидения, во вреде компьютерных садистских игр. Конечно, все меры важны в таком деле, но, однако, случившиеся школьные ЧП только в нынешнем году в России просто кричат о необходимости срочного привлечения педагогов, психологов, специалистов по информационным технологиям и правоохранителей, а также священников к разработке мер по противодействию растущему подростковому и юношескому насилию. Как бы это ни было сложно. Беда уже не у порога, она в нашем доме. Вот что надо осознать.

 

Статься впервые опубликована на Русской народной линии.


Всего просмотров: 415

Оставлено комментариев: 0

Комментарии:

Еще не оставлено ни одного комментария.

Заполните форму и нажмите кнопку "Оставить комментарий"
Комментарий будет размещен на сайте
после прохождения модерации.



Последнии публикации

Автор: Сергий Карамышев
22 ноября 2019 г.

В чем сила греческого папства?

22 ноября в ходе визита в Москву Иерусалимский патриарх Феофил III выразил «глубокую обеспокоенность нынешними трудностями, омрачающими жизнь Церкви, и угрозами, нависшими над нами из-за наши...

Автор: Сергей Югов
22 ноября 2019 г.

Роль религиозно-нравственных ценностей в развитии личности на примере российских слепоглухих

От редакции

 

Мы начинаем публикацию научно-популярной статьи нашего автора Сергея Югова

 

Предисловие автора

 

 Вышло так, что история воспитания первых слепо...

Автор: Редакция
22 ноября 2019 г.

22 ноября – чудотворная икона «Скоропослушница»

     Сегодня, 9 / 22 ноября, единожды в продолжении богослужебного года, Православная Церковь чествует одну из великих православных святынь – чудотворную икону Пресвятой Богоро...

Автор: Редакция
21 ноября 2019 г.

21 ноября – Собор Архистратига Божия Михаила и прочих Небесных Сил бесплотных

     Сегодня, 8 / 21 ноября, Вселенская Православная Церковь празднует Собор Архистратига Божия Михаила и прочих Небесных Сил бесплотных. Это православное торжество было установлено ...

Автор: Александр Горбатов
18 ноября 2019 г.

О повязке Фемиды, маразме и бестолочи

Иные криминальные истории и судебные дела важны не только сами по себе, но и как отражение тех противоречий и вопиющих проблем, что возникают между правоохранительной системой и обществом. А по бол...

закрыть
закрыть